- Влад, как вам наш Екатеринбург?

- Очень эклектичный. Очень. Но это красиво. Красиво то, что у вас есть совершенно разная архитектура. Я хотел бы жить в таком городе. Потому что Москва со временем становится одинаковой. И все люди у вас очень разные. Выглядят по-разному, даже говорят по-разному. Я здесь увидел людей, типажи которых встречаются только в фильмах 1940-50-х годов. У них лица того времени. Я называю это старорусская внешность. Сейчас это уже находка - встретить такого человека. В то же время в Екатеринбурге очень много модников. И хипстеры у вас есть. Словом, у вас есть все. И это прекрасно. Потому что когда люди пытаются быть одинаковыми, слепо следуя моде – в этом нет красоты. Красота – в индивидуальности.

- У вас уже два своих салона…

- Уже три. В Краснодаре открылся первый региональный.

- В Екатеринбурге не хотите открыть салон?

- Знаете, я много чего хочу. И в Екатеринбурге, и в Иркутске, и в Нижнем Новгороде… Но невозможно браться за все и сразу. В этом случае что-то одно начнет страдать, появятся пробелы, а мне бы этого не хотелось, я очень болезненно воспринимаю какие-то неудачи. Вот пока у меня ничего не страдает, поэтому трех достаточно. Конечно, как взрослому человеку и бизнесмену, мне надо думать о том, кто смог бы контролировать этот сложный бизнес. Сложный – вы знаете почему: все стилисты, парикмахеры – очень творческие люди, капризные, обидчивые…

- Чувство стиля – это врожденное или приобретенное качество?

- Я думаю, что приобретенное. Когда-то я считал, что стилистом нужно родиться. Но сейчас, вспоминая себя 10-15 лет назад и краснея, я понимаю, что это можно развивать. Самое главное - желание. Мы проявляем интерес к чему-то и начинаем развиваться. Мы с вами все одинаково одаренные. Только кто-то из нас развивается в математике, кто-то в красоте, кто-то в ремесле. Я знаете, как хорошо полки прибиваю? А в детстве я телевизоры ремонтировал. Просто есть еще другой момент - если ты чем-то занимаешься, ты должен довести это до совершенства.

- Как так получилось, что после балетной школы вы стали парикмахером?

- У меня у брата была одноклассница, которая училась на парикмахера. И когда мы собирались на дискотеки, то делали прически все вместе – красили пряди синькой, например… Мне это ужасно нравилось. И когда я в первый раз пришел к ней в парикмахерскую и начал подсказывать, как причесать кого-то и в какой цвет покрасить, тогда я понял, что мне нужно этим заняться. А потом, когда я без опыта подстриг своего брата, и он сейчас мне говорит (прошло очень много лет), что это была очень крутая стрижка… Видимо, так и должно было быть. Вообще, мне многие говорят, что я родился с ножницами в руках – я должен был либо стричь, либо шить. Но шить – это очень кропотливый труд, а тут 20 минут и – красота! А через два месяца – раз – и по-другому…

- Когда говорят «Человек нашел свой стиль», он его нашел один раз? Или стиль может меняться в течение жизни?

- Лучше бы он менялся. Потому что когда смотришь на человека и понимаешь, что он в 30 в 50 и в 70 лет выглядит одинаково – это не есть хорошо. Сейчас такое количество одежды, такой выбор, что ходить только в косыночке или только в шляпке было бы странно. Самая прелесть в том, чтобы быть разной. У меня, например, огромное количество одежды и я не запрещаю себе ходить иногда в спортивной обуви и джинсах, иногда – в костюмах и белой рубашке. Это красиво – быть разным. Кроме того, одежда меняет наше настроение. Вы сами знаете: стоит надеть длинное платье - все, другая осанка, подача, сразу шея вытягивается… А в джинсах вы расслаблены, можно согнуться и спину уже не надо тянуть. Словом, надо быть разными.

- Должны ли родители воспитывать в ребенке чувство стиля?

- Я считаю, что родители не должны запрещать ребенку делать то, что ему нравится. Мои родители, например, никогда не запрещали мне переклеивать в моей комнате обои. Хотя могли бы сказать: «Сколько можно?». Нет. Мне позволяли такое «творчество», и в итоге… результат вы видите перед собой (смеется). Вообще, на самом деле даже делать специально ничего не нужно! Просто мама должна следить за собой! Этого достаточно – через себя передавать ребенку какую-то эстетику. У меня и мама, и папа любили хорошо одеваться. Достаточно самой хорошо выглядеть, чтобы ваши дети это впитывали.

- Работа стилиста сегодня востребована?

- Сегодня уже стало лучше, видимо, разбогатела страна. Но в свое время мне даже хотелось сменить профессию. Потому что я очень долго работал на энтузиазме, когда платили какие-то копейки. Сейчас работа востребована, но стилист – это человек, который должен не столько предложить, сколько убедить. Для того, чтобы предложить – есть журналы, где все уже сочетают. Вы посмотрели, пошли в магазин, купили, надели, и вы уже в тренде. Но все равно встречаются женщины, которые не понимают. Когда меня спрашивают какие-то дамы: «Вы что, считаете, это красиво?», я просто не знаю, что на это ответить.

- Может ли женщина обойтись без стилиста?

- Конечно, каждая женщина может сама справиться. Не надо бояться копировать. К примеру, очень многие сейчас пытаются быть Владом Лисовцом. Но все эти люди все равно преподносят свою интерпретацию. Я все время говорю: «Не парьтесь, нет ничего плохого, если вы повторите чей-то образ». Это не слабость, главное не обманывать себя. Что вы думаете, я сижу и ночами придумываю образы?

- Вы можете назвать несколько имен в современной России, кто достоин, если не звания «иконы стиля», то хотя бы образца для подражания?

- Я все жду, когда мне за PR начнут деньги приносить (смеется). Знаете, если я обращу внимание на ту или иную личность, как ориентир, я возьму на себя ответственность за эту личность. Я не стал бы этого делать. Потому что любая ошибка этой личности, что вполне естественно для человека, будет восприниматься как эталон. «Вот, Лисовец сказал…» Ориентируйтесь на журналы. И несколько правил для девушки: нежный цветочный принт, минимум косметики, каблук и хорошие манеры. Вот скажите, у нас, кроме Ренаты Литвиновой, кто-то есть в шоу-бизнесе с хорошими манерами? Вот, в этом и дело.

- Эвелина Хромченко, например, приводит список обязательных предметов в гардеробе каждой женщины. У вас есть такой?

- Я бы не стал жестко рекомендовать обязательный набор. Никто никому ничего не должен. Одежда – это игра. Ошибаться каждый из нас должен. Если женщина не любит черное платье, почему оно обязательно должно быть в ее гардеробе? Единственное, что я считаю обязательным – это каблук. Просто потому что это реально красиво. А остальное – на усмотрение каждой женщины. Помните, что стильность – не есть красота. Мода – это не математика, здесь не может быть ничего точного. Зато я могу сказать точно, чего быть не должно в образе. Надуманности. Ничто не должно быть надуманным. Не должен быть образ доведен до сумасшествия, когда все и сразу. Идеальная кукла – это скучно. Еще важно – не наряжаться. У нас женщины любят именно «наряжаться». Каждый образ должен быть пережит, прожит. И еще я ненавижу фразу «выглядеть дорого». Мне кажется, что хуже этого не может ничего быть.

- Влад, у вас такой прекрасный бархатный голос…

- Папа. Папа, брат и я – у нас одинаковые голоса у всех троих. Мы когда снимаем трубки – никто не может определить, кто у телефона.

- А кто ваши родители?

- Папа у меня машинист, почетный железнодорожник России с 45-летним стажем. Причем, у нас династия – и дед, и прадед были машинистами. Я думаю, что это в семье Лисовцов придумали тепловоз, потому что мне кажется, что тепловозу меньше лет, чем моя семья работала на железной дороге. Мама тоже работала на железной дороге. Мы жили в Баку. Знаете, мне всегда странно, что люди стесняются говорить, где они родились. В Москве сейчас очень много персонажей, которые не называют город, где они родились. Потому что это провинциально. Я не понимаю этого – как можно стесняться? Что у тебя в детстве была улица, дом с деревянным забором, деревянный домик… А ты сейчас – вот такая личность. Наоборот, этим надо гордиться! Я получил все в своей жизни только потому, что я всегда этого ОЧЕНЬ хотел.

- Вы согласны с утверждением, что в России самые красивые женщины?

- Это правда. Я согласен совершенно.

- А мужчины?

- С мужчинами очень плохо все у нас. Понимаете, у нас женщины, к сожалению, мыслят так: «хоть какой, лишь бы был». Пока это у нас есть – ничего не изменится. Пока он знает, что он востребован «хоть какой» (отсюда вышел – туда зашел), он ничего не будет с собой делать. А женщина думает: «Чего я его буду наряжать, вдруг уведут?» Я знаю единицы пар, где женщина заставляет своего мужчину следить за собой. Это потому что женщина уверена в себе. И уверена в нем. Я сейчас был в Челябинске. И встретил там мужчину лет 50-ти в ярко-синем пальто. И женщина с ним роскошная. И смотришь на него и думаешь: ну вот, можно же! Потому что даже в Москве в синем пальто хожу только я, это сразу «заявка на победу» (смеется).

- Вы можете, один раз взглянув на женщину, сказать о ней все?

- Сказать, с кем она живет (смеется). Конечно, могу, но я этого делать не буду. Во-первых, мне много лет, у меня большой опыт. Во-вторых, одежда – это то, что мы транслируем о себе вовне. По поведению, по манерам, по подаче себя можно сказать многое. Я когда наблюдаю за кем-то, я практически на 90 процентов попадаю в точку. Одна или нет, удовлетворена или нет, есть дети или нет… Все читается.

Текст: Оксана Рыжкова